понедельник, 1 мая 2017 г.

The dam bursts open, we suddenly live

Безумный в своем сюрреализме вечер. Пустые картонные улицы, плеск Волги. Длинная трезвая прогулка до дамбы. Все кажется каким-то странным, смутно знакомым, но вместе с тем до боли чужим. Видели ежика, перебегавшего дорогу - сплошная бетонная полоса на сотни метров - и не забраться, потому, что бордюр для него слишком высокий. Отвели его к месту, где можно подняться - и он пропал в кустах. На круглосуточной заправке купили булочек и воды. Уже ближе к тоннелю увидели еще одного ежа, но тому повезло меньше. Я видел передавленных крыс, котов, голубей, собак - но никогда не видел раздавленного в пятно ежа... 

На моей любимой террасе за тоннелем никого. Тихо шуршат колесами редкие машины. Мы с Никки сидим и смотрим вниз - перекидываясь невнятными фразочками. Здесь как ни странно хочется смеяться. Громко, зычно хохотать. 


Я УМИР! - кричит Никки.
Я ВОСКРЕС! - кричу я.
Я ОБОСРАЛСЯ! - отвечает он и сгибается по палам от смеха. Вот вам и первомайский лозунг для нового времени.


На дамбе спускали воду, и вся эта каменная махина дрожала под нашими ногами. Мне захотелось узнать, на какой частоте она вибрирует, на какой сверхнизкой октаве и какой при этом издает звук, какую ноту. Глядя вниз Кирилл сказал: "Видишь эти потоки воды? Здесь сила такая, что утаскивает тебя вниз на 10 метров и не дает подняться. Вот здесь несколько раз машины срывались вниз, и без шансов на спасение". Коля смотрит вниз и рассказывает про отца и двух дочерей, которые однажды отправились на надувной лодке плавать вдоль дамбы со стороны Московского "моря". Говорят тела искали несколько недель вниз по Волге.

Над городом медленно поднимается первомай. Из клуба на 30-ке таксисты развозят самых стойких по домам. Я смотрю на эти грустные кортежи и думаю, что вот так здесь все и происходит. И было четыре года назад, и будет даже когда само моё имя сотрется из памяти. Я стою под подошвой В.И.Ленина, грустно смотрящего на воду. У него странное выражение лица - устало-задумчиво-разочарованное. Мне безумно хочется узнать о чем он думает, особенно сегодня. Кирилл говорит, что его поставили здесь, чтобы люди с пароходиков могли поглазеть да пощёлкать. Просто смешно. Никки остановился, чтобы понаблюдать как муравьи в разломе каменной кладки едят кусочек сахара. Более метафорично вечер закончится просто не мог.

Такси везет нас обратно через тоннель, мимо ежа, которому никто не показал как выбраться из-под колес. Мимо самолета, который больше никогда не взлетит. Мимо гостиницы, пахнущей неудачами и одиночеством - обратно домой. Я чищу зубы, смотрю в зеркало и думаю о еже, и о том, что мы все по сути - те самые ежи, и здорово если есть кто-то, кто может указать путь.  

понедельник, 17 апреля 2017 г.

Dirty shirts and the promise of the war

Привет, я в Дубне... Приехал утренним пасхальным поездом, полном хрипловатого таджикского хохота и любопытных старушечьих взглядов. Я привез гитару, грязные рубашки и метель. Карманы ломятся от противоречивых воспоминаний и моих собственных маленьких страхов. 

Привет, я в Дубне... Я остановился у лучшего друга, у одного из тех немногих, что еще остались. В квартире горит свет и пахнет вчерашним весельем. Окна выходят на Волгу. Идет сильный снег. Сегодня Никки и труппа давали спектакль в ДК Мир. Ханума. На какое то время я даже забыл где я нахожусь. Он никому никогда не скажет, но это было великолепно. Нет ничего лучше маленького провинциального театра, потому, что здесь все настоящее. Ни денег - ни имени - ни грандиозных амбиций, Ничего, кроме желания делать что-то... прекрасное. И я застал, сложил и засунул за пазуху, чтобы не потерять. На мне стильный пиджак, коричневый оксфордский свитер, чистая рубашка и старый манчестерский галстук. Таким в Дубне меня не видел еще никто. Таким я стал еще более невидимым, чем был. 

Привет, я в Дубне... где однажды с дамбы вместе с талыми водами спустили все мои надежды и планы на будущее. Сейчас я здесь чужой. Я приехал заплатить по парочке старых долгов, написать пару-тройку статей (на сколько меня хватит), и, может быть, сделать пару вылазок в Москву. Я ненавижу выходить из квартиры, я ненавижу спрашивать "Как твои дела?". Здесь ничего не поменялось и вместе с тем поменялось всё. Улыбки-маски, вопящая обреченность и голая картонная модель города, с которым я когда-то давно хотел связать свою судьбу. Сейчас я не хочу ничего. Привет, я в Дубне...

вторник, 7 февраля 2017 г.

Zero to heaven in seven

Мои пальцы пахнут лимоном. Лимонным маслом, если точнее. Сегодня вечер медитации и размышлений. Время от времени всем это необходимо. Я привожу Майлза в порядок. Моя гитара лежит на полосатом полотенце, под грифом стопка книг - импровизированная подставка. Я разрезал старую оранжевую футболку на лоскуты - получилась целая гора маленький тряпочек. На столе куча баночек и тюбиков, а еще свежий набор струнок, которые я заказал из Германии еще в августе. В наушниках Авишай Коэн с его "Into the Silence" - идеальная музыка для того, чтобы привести в порядок не только гитару, но и мысли. Мой дзэн. Чай в чашке давно остыл. Я покрываю гитару защитным покрытием, прохожу пальцами по трещинам и сколам. Я не хочу закатывать их под лак, нет. Я хочу чтобы гитара старела вместе со мной. Мы с ним прошли через многое, и многое еще впереди, так пусть все останется как есть - я ведь тоже превращаюсь в своего рода 'relic'. Чем старше - тем звонче. Лимонное масло пропитывает накладку - есть пара минут, чтобы покурить. Вытереть насухо, распечатать и поставить струны. Мне всегда становится лучше от того, что есть какой-то порядок, определенный план. Гитара блестит как зеркало, а в нем отражается небритая физиономия смутно знакомого мне человека. Мне определенно нужно больше сна, и чуть-чуть больше... позитива чтоли. Хороший вечер. Необходимый вечер. Просто вечер.  

понедельник, 30 января 2017 г.

You're my mirror in the bathroom

Жизнь снова переключает скорости. Первая-вторая-третья... Хорошо-ли, плохо-ли - увидим осенью. Сейчас надо постараться сохранить внутреннее спокойствие, которое в свете последних событий - внутренних, внешних и даже внешнеполитических - серьезно пошатнулось. Но я умею взять себя в руки. Научился за все эти годы. И... отчего-то... у меня какое-то хорошее, почти благостное, предчувствие. Я всё ещё просыпаюсь абсолютно пустой, но теперь эту пустоту есть чем заполнить. Пусть приходит. Я готов.

суббота, 31 декабря 2016 г.

Too much monkey business for me to be involved in

Хах. Ни одной свободной минуты. Я пью красное и пытаюсь привести мысли в порядок. Этот год был слишком суетным. Не плохим - не хорошим, а именно суетным - как в старой звенелке Чака Бэрри. Я переступил какой-то внутренний рубеж, и теперь всё иначе. Я сменил 5 мест работы за год. Провел потрясающее лето на Белом море, опубликовал свой перевод философской статьи про Тихий океан, записал и выпустил сольник, скатался в безумный тур на 6 городов и вернулся чумной. Я буду помнить буги на крыше заброшенных элеваторов в Ярославле, ту скамейку у развязки с Женей в Нижнем, безумно-устало-потрясающе-сердечный концерт в Укулелешной в Москве, Колину квартирку и Ванины вареники в чайнике в Дубне, Петербургский Планетарий и моё первое маленькое шоу под открытым небом в Петрозаводске. No pictures - just memories, как у Rumbleseat. Мало кто знает, и еще меньше тех, кто понимает каково это, но, в кои-то веки, мне просто безразлично. И это, наверное, теперь навсегда только моё. 

Над парком гремят фейерверки - время перемен. Только теперь они не привязаны ко всем суевериям, надеждам и наивным детским ожиданиям какого-то чуда. Теперь я сам творю чудеса (или всегда творил, а осознание пришло только сейчас), а значит - ничего невозможного нет.

Берегите себя, и спасибо за все.
С наступающим. 

вторник, 24 мая 2016 г.

Chekhov's Gun (blueprints)

Окей. Теперь каждый вечер вторника мы играем в пул. Офисное на Красной, 4-й этаж, 20-й стол, 8 вечера. Окна выходят на таможню и во двор. Из курилки видно обсерваторию. Так близко, что кажется до купола можно допрыгнуть. Джеймс тренирует крученые, а я геометрию. Мы играем не больше полутора часов - все что после - сплошное баловство. Счастливые деньки.

Меня подписал маленький независимый интернет лэйбл, так что скоро канареек официально издадут. С номером и прочим. Надо подготовить хорошую презентацию. А пока я просто пишу новый материал. Как придется. Долгие вечерние прогулки позволяют многое переосмыслить. Сплошная терапия.

Сегодня закончил новую песню. Она про то какой я был тупица, хотя... разве это новость?)

CHEKHOV'S GUN

Now picture cold nights
So far from home and I
Was broke and hungry 
In this town of towering lies
And I wonder why
She came close
So close to crack the shell 
А friendly smile
It took me ages, countless miles
'Til I realised

This girl was a Chekhov's gun
Loaded and waiting for her time
In the final act of the boring play
But the moment never came and
All the actors left the stage
Now she's wondering what went wrong and when
I can relate

My friend 
There's no need to pretend
I was a gutless fool and I was so unfiar
But I'd never dare
To ask to hold her hand
While I was there down and drinking
Someone smarter combed her hair
But I know back then

We both were like Chekhov's guns
Loaded and waiting for our time
In the final act of the boring play
And we'll carry our pawnshop hearts
Suppressing memories 'til they stop
Or atleast until we meet again
If we ever meet again

We laughed in the hallways
We drank after midnight
And once I recall I woke up in her bed
But it never got past
All those innocent stories
We both had our vows and we both knew back then
That the seasons were changing
And tempers were boiling
Since I came in town I was destined to leave
True. But I still remember
The days they were golden
And traces of powder 
Will always remain underneath
...'til we become dust in the wind

И еще одну за хорошие воспоминания!

Неделя до лета и до целой новой эпохи, но об этом в свое время. 

суббота, 14 мая 2016 г.

I was guided by a compass, I saw beauty to the North

Никки приехал и уехал. Неделя прошла словно день. Мы с ребятами посадили его на поезд до Москвы, и через грязное окно плацкарта я прокричал - "сегодня я буду пить!". Он просто кивнул и улыбнулся. В этом весь Никки. Мы прошлись по городу, выпили по медовухе в двух заведениях, пока не оказались в Грине. Все как обычно. Никита смотрит на нас и улыбается. "Две медовухи и по чизбургеру?". Вот и дожили. Теперь мы завсегдатаи. Даже говорить ничего не нужно. Женя грустит, а я грущу вдвойне. Вот и закончилась моя неделя. Это был просто миг, на который я почувствовал себя живым. Никки приехал и на какое-то мгновение все вернулось. Дубна, планы, мысли... Мы с ним друг друг понимаем, и я благодарен ему за это. 

Мы прошлись по дорогам моей памяти. Везде, ну или почти везде. Он не делал "туристических" снимков - если он что-то и фотографировал, это было настоящее, приправленное моими историями. Зарека, мой мост, мои тропинки, "болькой круг", шаверма на окраине города, "Бенгал" и прочие мелочи, которыми я жил и живу сейчас. 

Мы полностью отредактировали перевод к хоррор-комеди "Lo" (2009), которую в свое время переводили в универе. И я имею ввиду - полностью. Очень, очень(!) много правок. Теперь мы оба - полноценные сформировавшиеся переводчики. И это было здорово - работа в команде, обсуждение и компромисс. Возможно, когда-нибудь, мы её все-таки озвучим. А пока Никки сделает грамотные, хорошие субтитры для фильма и выкинет его на Youtube. Старая школа.

Я выкинул "We Were Coalmine Canaries" в сеть пока он был здесь. Правильное время и правильный настрой. Он все знает, но никому никогда не расскажет. А что до альбома... мне не важно как его примут. Я знаю, что люди, которые видели и знают - все поймут. Егор прыгнул выше головы и проделал потрясающую работу по сведению и мастерингу. Он не взял с меня денег, но я придумаю как его отблагодарить. Вот вам забавный факт - мой первый альбом сводил не просто музыкант и хороший человек, но еще и практикующий мастер по Йоге и убежденный буддист. Всё замыкается в круг. Володя подарил невероятно клевый пленочный снимок для обложки, а еще сыграл партию пианино в старом ДК в Гатчине. Со скрипом половиц и педали экспрессии. Это при том, что он все еще служит в армии РФ. Нет таких слов ни в одном языке мира, которыми я смог бы выразить свою благодарность этим ребятам.  

А Никки просто был здесь и слушал. И знаете, таким счастливым я давно себя не чувствовал. И дело не в алкоголе или крутейших историях - дело в присутствии своего(!) человека. Что мы только не делали: гуляли, играли в пул на верхнем этаже делового центра, слушали как надрываются в караоке знакомые ребятки, пили карельский бальзам у Вани в квартире, с воплями, смехом и Вовиной подборкой хоррор-панка. Это был всплеск, которого мне так давно не хватало, и теперь, когда все это закончилось, я чувствую невыразимую пустоту.

Перед самым отъездом Никки подарил мне... компас. Настоящий современный компас с кучей шкал и застежек. Он  просто протянул мне его и сказал - держи. Более метафоричного подарка я в жизни не получал. Направление, верное направление - это то, чего мне сейчас больше всего недостает. И он знает это. Что будет дальше? Кто скажет? Я посадил его на поезд, в который безумно хотел прыгнуть сам. Но я все еще здесь. И я жду чего-то. Знака, какого-то сигнала свыше, что мне пора. Компас ведь теперь у меня есть.

Я вернулся в пустую квартиру, в мир, мой мир, который в одночасье опустел.

Спокойной ночи, и... спасибо, если вам не все равно.