воскресенье, 24 апреля 2011 г.

Easter... right...

Окей, Пасха. В первый раз за 24 года я отпраздновал пасху без яиц и куличей... как? Ну, Лешка разбудил утром и заявил, что мы идем в лес, жарить сосиски и ни*бет. Я лег спать. В полвторого он буквально поднял меня на ноги и потащил к Атаку, где мы встретились с Сашкой, Аней и Вовкой. Потом полчаса на покупку маринованных куриных крылышек (вместо сосисок), хлеба, пива и угля для мангала. По дороге из магазина встретили Дрю с Лариной, и он обещался найти нас попозже. Потом сам дубненский лес, чахлый и грустный, но все-таки лес, с настоящими соснами. Я толком не ел два дня, так что эти крылышки с хлебом и кетченезом были не просто великолепны, они были волшебны. В Атаке продается своя марка пива, которое называется просто "Пиво Светлое" и стоит оно рублей 15 за бутылку. Вот его-то мы и пили, но для своих денег оно было даже очень ничего. Сашка потеряла серебряное колечко из Ратмино. Расстроилась. Потом прикатили Дрю и Пестриков на великах. Велосипед. Как же я хочу велосипед. Я не сидел на велике лет пять уже наверное, и с удовольствием прокатился по тропинкам, кое-где еще покрытым тающим снегом. Ветер бил мне в лицо и я улыбался. В первый раз за три дня. К полвосьмого я вернулся в общагу, покурил и отрубился.

Встал только что. Голодный. Как жаль, что нет ни яиц ни куличей...

пятница, 22 апреля 2011 г.

What it is

Сегодня я весь день растрепан и голоден, но зато я спокоен. Спокоен. Я встретил сегодня ее в дверях, маленькую, со сверкающими глазами, и я поздоровался с ней. Сухо, но все же. Я ведь благодарен ей. За камушек, которая она бросила в мой пруд, заставив воду пойти рябью, напомнила о том, что я жив. И пусть даже никак и никогда, но камушек, камушек остался там, на дне, как напоминание. Изменилось все. Я изменился. Откуда-то взялись силы на учебу, внезапно в голове созрела идея, которая витала в воздухе давно, но я никак не мог признаться себе в том, что да, я могу. Открываю свой маленький инди-лэйбл. Называется мое детище "Rope Tie Records", и здесь я буду выпускать Blue Collars on Srike!, Six-Pack Sunday, а так же просто моих хороших друзей, вроде Voodoo Puppets, которые пока не подписаны ни под кем еще. Буду просто делать музыку. Выпускать на дисках и старых потрепанных кассетах. Все по лоу-фай и со спартанским, но стильным оформлением. Потому, что могу. Таков мой путь.

Еще постепенно закрываюсь от людей. Слишком боязно, что кто-то может навредить, даже словом. Особенно сейчас, когда моего капюшона легкой саркастической усмешки со мною нет. Растаял, как апрельский снег. Пришло время. Черт, когда же я повзрослею?

суббота, 16 апреля 2011 г.

A bad time is better than no time any day

Это правда. Лучше, когда плохо, чем когда никак. Мне сейчас никак. Совершенно пусто. На душе, в мыслях, в кошельке, вокруг. Я больше не думаю о ней. Потому, что она сама попросила. Да и невозможно это. Еще чу-чуть, и от меня останется только клетчатая рубашка на спинке стула. Нашел песню, которая помогает держаться. Это Nights Like These Бэна Николза. Дядька словно для меня писал. Теперь все совсем по-другому. Нужно переключиться на что-то еще. На музыку, на учебу, на друзей, которым нужна поддержка. Не время для любви. Я только боюсь, что вернется оно еще не скоро. Немножко грустно.

Дни летят конвейерной лентой, а я остановился, пропуская брак дальше, но это пройдет. Просто нужен импульс. Да, скорее всего она и вправду не та, но дело вовсе не во мне. Друзья вчера обещали по приезде намылить мне шею, за такие глупые мысли. Ведь и правда, таких как я еще пойди поищи, и не стоит так расходовать себя, на что-то... семена, которые не смогут прорасти. Неважно.

среда, 13 апреля 2011 г.

I'll carry love til death

Бывает же такое? Ты бродишь по миру, с блокнотом, карандашом и гитарой за спиной, бродишь, с образом кого-то в голове. И ты находишь кого-то, кто похож. Те же черты, тот же голос, те же заморочки... но, не судьба. С таким же успехом, я могу увидеть ее в окна отходящего поезда, но я совершил ошибку, я протянул к ней руки. Я узнал ее. И теперь, я не могу без нее. Я сделал этот чертов полароидный снимок, и таскаю его с собой, в кармане на груди. Глупо, говорят мне друзья, забудь ее. Она не поймет, она просто не способна понять, но я все же несу его. Теперь, наверное, уже ничего нельзя сделать. Теперь, когда она испытывает ко мне только жалость, у меня нет никаких шансов. И это грустно. Я не хочу забывать, потому, что это значило бы потерять часть себя, а от меня и так уже почти ничего не осталось. Если ты когда-нибудь прочтешь эти строки, если будешь перечитывать этот дневник, я хочу чтобы ты знала - мы с тобой не просто похожи. Мы - части одного целого, и движемся по одному пути, только путь этот - нисходящая спираль, и я уже опередил тебя на пару витков. Тебе не нужно было говорить всего того, о чем ты говорила - я прошел через это сам, в свое время. И я изменился. Все меняются. Я знаю, что в конце концов ты найдешь кого-то, отсюда, из этих мест, и ты будешь с ним счастлива. Так оно обычно и бывает. Я просто хочу, чтобы ты запомнила меня таким. Чтобы ты изредка вспоминала обо мне, но не с грустью, а с улыбкой. Чтобы ты читала и слушала меня, когда тебе захочется, и знала, что этот человек готов был сделать для тебя все. Может быть потом мы вместе посмеемся надо всем этим, если Кришна сведет нас с тобою снова. Потом. Ты должна знать, что я знаю тебя, потому, что познал себя, и я увидел в твоих глазах свое отражение, и был счастлив. Хотя бы на какое то время, тот образ, который я носил в себе обрел плоть и кровь, и голос. Продолжай играть, и продолжай жить. Продолжай верить. Ведь вера, это все, что у нас остается.

А я иду дальше, так, как ты и просила меня. Славный малый, панк рокер, писатель... я сигналил тебе на обочине дороги, подняв вверх большой палец, но видимо, ты спешишь куда-то. И это тоже хорошо. Блокнот, карандаш и гитара - все, что у меня осталось. И я иду дальше. Один.

вторник, 12 апреля 2011 г.

Due northwest, the soul is bound

Я почти не верю, что все это происходило со мной. Москва-Тверь-Бологое-Окуловка-Крестцы-Великий Новгород-Питер. What a ride! Столько хороших людей попадалось мне по дороге, столько смешных ситуаций. И хороший друг все время был рядом. Что может быть лучше? Гиннесс, Лаки, дурь... все это смешалось в очень клевый коктейль из смешного и печального, но было невероятно круто. И я думал о ней всю дорогу. Всю дорогу до Питера, засыпая на этих пластиковых скамейках я думал о ней. Я больше не думаю о ней. Стараюсь не думать. В конце концов кто я такой для нее? Никто и ничто. И это хорошо. У меня есть еще проездной и пачка честера, а значит я буду жить. Я не хочу никого ранить. Ведь это всего лишь я. Что с того? Что с того, что я открыл ей свое сердце. Теперь я это понимаю. Четко и ясно, как дождь за окном. И я пойду дальше. Я уже иду дальше. Мне легко и свободно. Вокруг меня друзья, и просто хорошие люди. В мае будет много МОЕЙ музыки. И вообще - я наконец-то свободен и чист. Хотябы перед собой. Теперь - душ и постель, и хорошие сны.

среда, 6 апреля 2011 г.

Take Care

Я не ненавижу тебя. Ты сама себя ненавидишь. Я не спаситель, но я мог бы помочь. Мог бы избавить от пустоты, хотябы на время. Мог бы избавить от кошмаров, укрыв своим лоскутным одеялом. Мог... бы... Прощай. Береги себя.

вторник, 5 апреля 2011 г.

Yes, but still...

Ну неужели я настолько плох? Может быть...