среда, 25 мая 2011 г.

...

I'll keep the tape rolling
Just in case you remember
Anything else and I'll
Bring you a coffee and an ash tray
Behind you, in the corner,
There's a sink where you can
Wash the blood off your hands and
Maybe then we could talk

воскресенье, 22 мая 2011 г.

Cheer up!

Cold coffee and a cigarette
Here comes another day
I stand here and calculate
The mistakes I've made
And those I'm yet to make
I hope you are O.K.
And make it strong and brave
Take care
Cheer up me love
Cheer up!
From here
It's getting pretty well...

суббота, 21 мая 2011 г.

...

Теперь представь что нам по 7 лет и мы бежим через лес. Сосновый бор. Октябрь. Через кусты и буреломы. Быстрее! Быстрее! Холодный ветер задувает за воротник простой белой детской пижамы. Быстрее! Иголки больно впиваются в босые ноги. Раз. Два. Три. Вставай! Я хватаю тебя за руку и тащу вперед. Не плачь! Просто беги! Руки и ноги разодраны. Пижама в клочья. Беги! Не смотри назад! Над головой уже шарят во тьме лучи фонарей, а сзади, уже кажется за самой спиной, слышны выкрики и лай собак. Беги! Вправо! Влево! Прямо! Лишь бы сбить со следа! Внезапно деревья расступаются перед нами. Впереди равнина, заросшая высокой травой. Где-то там, на востоке уже видна бледно-алая полоса рассвета. Там, за высоким забором с колючей проволокой - свобода! Ты, закашлявшись, говоришь, что больше не сможешь, что у тебя нет больше сил, и падаешь на колени в траву. А голоса и лай все ближе! Справа и слева! Они уже рядом! Я хватаю тебя за рукав. Бежим! Еще совсем немного! Ну же! Давай! Теперь мы бежим вдоль забора в надежде, что найдем лаз, или дыру. Быстрее! Ноги подгибаются, а из-за стены сосен уже появились первые преследователи. Мужчины в черной униформе. Секунда. Они заметили нас! Пусть сейчас мы для них всего-лишь парочка движущихся маленьких белых пятен, но они догонят нас! Вот-вот! Смотри, они уже спускают собак! Беги! Беги! Раз! Два! Три! Давай! Вот он! Ручей! Прямо под забором! Мы падаем в воду и начинаем разгребать ладонями грязь! Давай! Быстрее! Еще чуть-чуть! Я проталкиваю тебя вперед, всю перемазанную в грязи и мокрую. И ты уже знаешь, и я уже знаю, что я не успею... Первая из овчарок настигает меня когда я просовываю голову в лаз. Она вцепилась мне в штанину. Рычит. Тянет меня назад. Сквозь стук сердца и шум в голове я слышу твой крик. Ты подбегаешь к забору и хватаешься руками за сетку. Собака вытаскивает меня из ручья. Люди в форме уже рядом. Они палят в воздух и кричат. Они видят, что мне не уйти. Они просто не хотят чтобы собака разодрала меня в клочья. Я поворачиваю к тебе глаза и шепчу: Беги, пожалуйста, беги! И ты бежишь. Да, ты бежишь. Бежишь по этой равнине на восток. Я вижу как твой силуэт исчезает в высокой траве. Раз. Два. Три. Ты исчезла. Они не посмеют идти следом. Они не выйдут за границы! А я поворачиваюсь на спину и смотрю, как звезды над головой начинают кружиться в хороводе. Ты в безопасности, да. Теперь - это все, что имеет значение. Там, для тебя, начинается новый день. Новая жизнь.

вторник, 17 мая 2011 г.

Jet black to the center

Потому, что я и вправду идиот...


Я не хочу закончить один...

пятница, 13 мая 2011 г.

Looking for a soul that understands... to take my hand

Чертова пятница. Сегодня ходили с ребятами играть в пул и пить пиво в "Место Встречи", посиделки эти для меня выльются в конечном итоге в пару голодных дней в начале июня, но сегодня это меня не заботит. Мне просто хотелось побыть с ними, с этими чертовыми сукиными детьми, к которым я успел привязаться. Было уныло, но больше потому, что я хотел спать (я и сейчас хочу) и потому, что я чертовски устал. Пять пар и баскетбол. Ноги, руки, голова - все как у Вольтрона, только наоборот. Чувствую себя лет на пятьдесят.

Но больше я устал морально. Одиночество съедает меня изнутри. Чертова пустота, которую нечем заполнить. Я любил, и возможно еще люблю, но все это безответно. Я хотел чего-то для кого-то. Не для себя. Черт. Сегодня, мне кажется, что я - кусочек другой головоломки, случайно оказавшийся не в той коробке, и все равно, они во весь голос кричат, что не смогут без меня. Будто говорят - срезай углы, делай вырезы - и ты подойдешь. А я не хочу. Тогда я потеряю себя, а у меня кроме себя уже ничего и не осталось вовсе. Сейчас стояли с Виталей на балконе, он как обычно рассказывал про своих баб, и про то, как они его хотят. А потом этот девяднадцатилетний студент-психолог, после того, как я сказал ему, чтобы он не заморачивался, а нашел себе нормальную девушку, заявил, что попробует замутить с Любой. С Любой. "Надо только подольше поучиться с ней, и летом потусить". Причем говорил так спокойно, серьезно и улыбался, будто хвалился постельными подвигами, снова. А у меня упало сердце. Опять. Неужели все и вправду стараются отнять у меня все, без остатка? Неужели им не достаточно того, что они уже успели натворить? Это пи@#ец.

Мне кажется я сорвусь, в один из таких дней, соберу вещи и поймаю ближайший поезд в никуда, снова.

Сегодня, в этот самый вечер, меня уже не спасает ничего: ни грустные песни, ни алкоголь, ни сигареты, ни даже общение с близкими мне людьми. Даже сама ночь, не сможет успокоить, как раньше. Снова конец осени. Ноябрь. Только теперь он во мне.

Не молитесь за меня. Не надо.

четверг, 5 мая 2011 г.

Can't you see what you've done to my heart and soul? This is a wasteland now...

Пять дней в Карелии. Пять дней дома. Семья, пироги, пицца. Я пью пять дней к ряду. Пять дней жутких непонятных кутежей. Свои, чужие, знакомые. Сон до четырех вечера и по новой. Я не устал. Мне просто скучно. Скучно со всеми. Ничего не происходит. Записи нет, и не будет. Больше всего стыдно перед ребятами из 48 часов. Я их очень люблю, и это мой личный про#б. Так и есть. Я так и не увидел Никиту, нашего нового барабанщика. Просто пропал парень. Если честно, то теперь даже и не хочу с ним знакомиться, ведь люди - это люди. Стереотипы для нас - все. От Six-Pack Sunday ничего не осталось. Во мне по крайней мере ничего не осталось. Я все еще люблю этих ребят, но это уже ничего не значит. Сегодня сидели в кофейной с Толей, и он озвучил мои мысли. Он сказал: "С этим всем нужно заканчивать. Нужно сосредоточиться на чем-то новом. Иначе никак." Никак. Я оставлю матери деньги, отложенные на запись. Выберусь к июлю из долгов как-нибудь и привезу сюда Blue Collars on Strike. Да. Иначе никак.

Женька ходит с видом нашкодившего пятилетки. Для него это тоже про#б. Я все понимаю. Иногда так бывает, только боюсь что в этот раз это "бывает" станет последним. Нужно аккумулировать силы для учебы и райот фолка. Там, еще есть какая-то надежда. Возможно.

Сегодня шел на очередную пьянку, где я сейчас и нахожусь, и представил себя с большим черным кофром для дредноута Eastman на центральной станции в Осло. Я, моя борода и гитара в кофре. Почти как Чак, только вместо "RAGAN" на кофре выведено "NOT FOR ME!". И, наверное, в этом было бы мое личное счастье.

Завтра надо попытаться попасть в Национальную Библиотеку Республики Карелия. Курсовая больше не может ждать. Потом поезд. Обниму Лешку и девчонок. Здесь для меня уже не осталось ничего.