суббота, 28 июня 2014 г.

The Dharma Bum

Итак, работа о которой я говорил ранее. На неделе мне поступило предложение съездить в Бесовец "подхалтурить", и так как я раньше там никогда не был я сразу сказал - Да! Как вы уже знаете всю прошлую ночь я не спал, и это сейчас очень чувствуется. На самом деле весь трип до Гарнизона Бесовец и работа сейчас кажутся немного смазанными, но тем не менее полными какого-то духовного величия что ли. Итак я на автовокзале, забираюсь в толпе пыхтящих женщин и мужчин Бальзаковского возраста (Интересно, а что бы подумал сам Бальзак?) в престарелый ГАЗик и двигаюсь в путь. Я улыбаюсь и смотрю по сторонам. Так приятно вырваться наконец из душного города и хотя бы один день провести на природе! Мимо проносятся сначала улицы, потом заводы, потом поля и вот наконец дорога сжимается до узкого лесного коридора, сквозь стены которого то и дело проглядывали то озерцо, то отдаленное пастбище. Помню когда работал с экологами - видел карту Карелии с отметками о вырубках, и я знаю, что лесополоса умышленно оставлена вдоль железных дорог и автомагистралей, чтобы сохранить "марку" Республики, так что такое обилие зелени не ввело меня в заблуждение, но создало определенное настроение. И вот, табличка "Бесовец" дневальный в полной амуниции у шлагбаума и приземистое здание с надписью "Огнеопасно". Отсюда до центра гарнизона минуты две. Типичный поселок, в котором пожалуй ничего и менялось с 80-х. С самым обычным и таким частым для глубинки бурым деревянным домиком с надписью "Магазин". Едва проснувшиеся люди сходят с автобуса, чтобы смешаться с бродящими повсюду другими едва проснувшимися жителями. Я присел на остановке и стал ждать хозяина участка, у которого мне предстояло работать. Он приехал на новехоньком белом ниссане, из салона которого гремела музыка (что меня поразило больше всего, так это обилие дорогих машин в этой глуши). Еще минут шесть и мы в дачном кооперативе "Каменка", также утопающем в зелени. Когда подъезжали я увидел большое лесное озеро, но к нему мы вернемся позже. Итак - аккуратный участок, мощеные дорожки, дом, баня, сарай и летняя веранда затянутые в белый сайдинг, но, никакого ухода за землей - ни толковых клумб, ни вездесущей сезонной рассады. Хозяин показывает фронт работ - полянка с распиленными на поленья березами и елями, еще один такой же участок чуть поодаль на пригорке. Быстро переоделся в рабочее, натянул перчатки и воткнул наушники с Крисом Воллардом и Похитителями Кораблей. Canyons. И здесь, вот прямо здесь, начинается дзен. Так хорошо мне не было очень давно. Полный отрыв от реальности. Тачка, бревна, поленница возле бани. Один и тот же маршрут в объезд забора. Пахнет хвоей и приятной лесной свежестью. Легкий ветерок холодит лоб. Мне тяжело, очень тяжело, и вместе с тем так легко. Никто не говорит мне, что делать, каждый подход как новый вызов, но сейчас ничего не важно. Все есть пустота. Время от времени я делаю перерывы, чтобы попить холодного "Нарзана" на кухне. Поленница растет, несколько раз шаткая конструкция разваливалась и полешки укатывались по двору, а я весело скакал собирая их да отпуская крепкие словечки. Так шли часы, уставали руки и ширилась улыбка на перемазанном лице. Над соснами кружили облака. Когда я наконец закончил и думал уже было идти за выручкой, хозяин попросил выкорчевать трухлявые пни на месте старой делянки. В наушниках Тим Барри, руки ноют, ноги уже почти не ходят, но... все неважно. Я беру у хозяина старый тупой топор, чтобы раскалывать трухлявые неподъемные поленья и остервенело колочу, выбиваю, выколачиваю всю грязь и дурные мысли. Все прекрасно и спокойно в моем персональном подлеске. Когда с пнями было покончено Станиславович попросил меня помочь спустить резиновую лодку на воду. Метров 200 мы тащим ее по проселке и вниз, к озеру. Сейчас мне хотелось остаться. Очень хотелось остаться здесь еще на пару дней. Покататься на моторке, закинуть удочку, подышать этим всем подольше... но... пора уезжать. Снова до гарнизона в белом ниссане, а там ждать автобуса на конечной станции. Как сильно отличается Гарнизон "Бесовец" ранним утром и ближе к вечеру в субботу. Теперь здесь сплошь молодые мамаши с колясками, детвора на новеньких велосипедах и молодежь, собирающаяся в город. Я зашел в магазин и купил пачку сигарет (из чистого чувства триумфа, курить здесь совсем не хотелось, да и свою пачку я забыл дома), бутылку газировки и большой финский батончик Tupla. На все это ушла примерно четверть заработанных мною денег, но и это мне было не важно. Прямо сейчас и прямо здесь я счастлив. Солнце припекает спину, а напротив остановки я вижу кирпичное двухэтажное здание. Красным кирпичом на белом выделяется надпись под самой крышей - 1986. Именно тогда я понял, что все правильно. Все так, как и должно быть. Здесь и сейчас. Полупустой, кашляющий и болтающий автобус везет меня мимо части, мимо лесов и полей, мимо прискорбных километровых столбиков, с печальными венками, мимо заводов и вновь по этим знакомым улицам обратно. В гудящий, пьющий, вопящий и веселящийся город. Мой город.

пятница, 27 июня 2014 г.

You throw a bulb up in the air - gravity breaks it to the ground

Окей, мне все равно не спится, да и на работу вставать уже через 2 часа, так что я поделюсь вот чем: Сегодня менял на кухне лампочки (там навесные потолки и много перегорело - просто руки не доходили поменять), использовал весь старый запас - не хватило одной. Решил сгонять в супермаркет за новыми лампочками и местной колой (не буду название приводить, но штука это вкусная и недорогая совсем). Иду вдоль прилавков, слушаю стандартный музыкальный фон и болтовню, и тут объявление: "Уважаемые жители и гости города П., доводим до вашего сведения, что из аэропорта "Пески" в ближайшее время начнутся регулярные рейсы до аэропорта "Симферополь". Цена билета - от 5.000 рублей". И меня переклинило... Ваня, если ты это читаешь - знай, походу мои планы сгонять к вам становятся все более реальными! Ну вот как такому не обрадоваться??? Без транзита в Питер, без пробок и толчеи! Эх... взять бы еще парней с собой, и это стало бы просто подарком судьбы. North meets South - как мы этого и хотели, еще 3-4 года назад. НО, это встанет в 40.000 только на авиабилеты. И все же - просто не выходит из головы... А ведь я мог бы в августе и с гитарой за плечами. Подкопить бы только.

Ладно, звонили из страны фантазий, сказали время сеанса закончилось, так что надо бы к делам насущным. Знаете, вот бывает как - ты пытаешься выдавить из себя что-то, тужишься, ищешь новые идеи, а они тебя настигают в самый неожиданный момент. Я очень виноват перед одним хорошим парнем - Димой Богомазовым. Этот добряк уже который раз пускает меня играть мою акустическую грустнотень в Blues Cafe. Так вот, я обещал сделать афишку и ивент к шоу еще в начале июня, до отъезда в Нижний, но, как часто это со мной бывает - замотался. Концерт уже третьего июля, а я два дня ломал карандаши и думал, чтобы такое сделать, чтобы стильно, просто и по-доброму. И вот эта идея как раз и настигла меня на стремянке, меняющим лампочки в кухне! Сплошной придурковатый минимализм! Вот есть картиночка, есть встреча на vk.com, так что если ну уж совсем нечего делать будет в следующий четверг - я буду рвать струны и глотку в Blues Cafe, на Кирова, 19. Буду рад видеть. B)

На сим я пожалуй и закончу. Сейчас нужен кофе и бодренькая музычка. Всем доброго утра и прекрасной субботы! 

среда, 18 июня 2014 г.

I'm with you in Rockland

Гинзберг писал: "Я видел лучшие умы моего поколения разрушенными безумием", а я скажу: "Я видел лучшие умы моего поколения, которым его не хватает". Слишком скучными, слишком рациональными мы стали. Слишком уютно нам сидеть в дальнем уголочке, в теплом мягком кресле, уткнувшись носом в коммуникатор, читая, или пописывая подобные тексты. Жалко... Здесь должен был быть детальный отчет о последней неделе моей жизни, включая поездку в Нижний Новгород и последний на грядущие месяцев 14 концерт Voodoo Puppets, но... Все так как есть и все прекрасно. Никто не умер, каждый получил свой кайф, или хотябы крупицу. В моей голове все перемешалось: Ваня, валяющийся в траве в Печорах, пьяная мужеподобная проводница, Вовка, швыряющий провод и Андрей прыгающий на стену, Коля, грустно извиняющийся за "если что не так", люди-поезда-города... Я чувствую себя как тогда, в 13, в дождливый день в середине августа, когда в детском лагере "Водник" закончилась вторая смена и нас вот-вот заберут на автобусе в город, а оттуда - кто куда. Странное дождливое чувство. И снова утрата и снова без особой причины. Ты начинаешь ценить как дорого тебе что-то было только когда потеряешь, или когда пройдет, а ты в полутора тысячах километров. Ах, солнечные дни... Я хожу по краю бездны, теряя причины не стать тем, кем меня все это время считали. Недолюбленный, недослушанный, недослышанный. Никчемный заросший алкоголик, слева от сцены, за мониторами, смущенно топающий ногой. В пустом зале. В пустой жизни. Слабая надежда сделать все правильно хотя бы раз. Быть честным с собой и близкими, пока есть время. Руки тянутся толи обнять, толи задушить. Смех сквозь слезы. Мама, бедная мама, набирающая номер женщины, которая никогда не родит ей внуков. Звонит, потому, что соскучилась по своей "доченьке". Смущенная услышав чей-то мужской голос в трубке. Робкая, завернутая в плед, когда говорит мне об этом. Зачем? Вереница огней за окном. Ночи без сна в трясущемся плацкарте. Здравствуйте, я здесь проездом. Дешевая выпивка не спасает, случайные разговоры навевают скуку. Как общаться с людьми, которые убили в себе ребенка слишком рано? Завели детей слишком рано? Развелись с женой и живут не зная своего места, с одной лишь надеждой уйти так же рано, чтобы не разгребать мусор? А ведь между тем в мире так много прекрасного! Смотреть на Волгу с высоты фуникулера, рыться в антикварных лавках в стопках с пластинками, уютные книжные, чудные разговоры, пьяные встречи, новые знакомцы, красивые девушки, хорошая выпивка, высокие, звездные потолки, сосны, запах свежего кофе, улыбка друга и объятья после долгой разлуки. Все эти маленькие подколы и локтетолкания, все эти долгие прогулки и улыбки-одними-глазами. Все это и любовь. Настоящая. Крепкая. Не испорченная ванильной литературой или мнениями окружающий и не подпорченная слепым желанием обладать. Возможно, кто-то меня любит. Да. Кто-то любит.

Не стать мне имитацией. Не соткать красивого лживопаутинного савана. Не создать привлекательного образа с белой рубашкой и шляпой на крючке в прихожей. В конце фильма Бэкки просыпается чужой, Бэкки перестает быть Бэкки и Майлз бежит из Санта Миры. Так и я убежал, и буду бежать пока не споткнусь или не затопчут, и буду нести свою ересь дальше, кричать на переулках, дергать за струны, смотреть на огоньки за окном... 

Я в городе. Я здесь еще на какое-то время. Есть работа, есть деньги, есть пара хороших пивных, если захотите послушать. Если захотите услышать. Я буду здесь. Пока.

  

четверг, 5 июня 2014 г.

They might as well lead you home

Вдохни карельской ночи. В самом начале июня этот город утопает в зелени. Солнце цепляется за горизонт в нерешительности - а стоит ли садиться? И каждый раз передумывает. Пока оно висит, схватившись цепкими лучиками за сосны, даруя всем тварям живым долгожданную прохладу, можно прогуляться по этим улочкам, тихим в середине недели, шумным по выходным, чтобы ощутить ЭТО. Божественное прикосновение, словно ангел взял тебя в руки и слегка подул, как малыш, сорвавший одуванчик, чтобы увидеть как летят пушинки. Это бриз с Озера. Онего-море. Пьяный снова. Не важно - от печали или от великой радости. Пьяный от ночи. Небо разукрашено полосами света. Ты не смотришь на тротуар, ты не смотришь по сторонам - только вверх. Вверх, где пролетают над головой сиреневые облачные замки. Пальцы ведут по шершавой растрескавшейся краске. Эти дома. Обрывки фраз случайных прохожих, цоканье каблучков студенточек и шарканье ботинок их ухожеров. Шопот шин стареньких авто. Вниз, к озеру, на нейтралке. Светофоры подмигивают желтым, словно расщедрившийся билетер, пропускающий за кулисы своих. Быстрее! Торопись! Можно! И вот ты срываешься на бег и несешься вниз, размахивая руками к ясноглазому небозеркалу. Вниз, по гранитным плитам! Вниз, к бетонным ступеням! Вниз! Вниз! Дальше!... Здесь. У воды. Приляг. Отдохни. Вдохни карельской ночи.

вторник, 3 июня 2014 г.

Darling, here's looking at you

Человек склонен мыслить крайностями. Черное или белое, любовь или ненависть, Star Wars или Star Trek - неважно. Эта дуальность сводит меня с ума. Почему если я один, то должен быть несчастлив? Глупости же. Смотрю на свое отражение в зеркале и вижу морщинки в уголках глаз, да пару седых волосков в бородке. И это все? Мне 27 лет, мне уже 27 лет, мне всего-лишь 27 лет. Чувствуете разницу? Я чувствую. Возможно я схожу с ума, но я думаю я не первый и не последний. Тем не менее, я чувствую, будто гроза обошла меня стороной. Меня слегка намочило дождем, но до нитки я не промок, да и молнией меня не прибило. О чем это я? Да все о том же. Мысли-мыcли. Пора прекратить думать как ребенок. Ну вот был человек, было время, человек решил выбрать другой путь и все. Плохой-ли, хороший-ли, какая теперь разница? Никакой в сущности. Вселенная будет расширяться и сужаться дальше, а солнце будет вставать на востоке и садиться на западе и ему все равно, как и мне должно быть тоже. Глупая рефлексия. Потраченное время. Во мне нет пустоты, да и не было никогда. Ее всегда заполняло нечто, что угодно - долг, музыка, семья, учеба, работа... Я не из тех, кто ходит раненым по городу и заглядывает в окна, ведомый какими-то иллюзиями и поисками тихого счастья. Мой человек меня найдет, а я найду его. Все остальное - бестолковая игра. Ради чего? Эх, время... Пожалуй я - человек-сорока. Меня всегда привлекали яркие крикливые "личности", которые на поверку оказывались такими пустыми, что возьми хоть все книги в мире - не заполнишь и половины. Пропуская мимо ушей маленькие признаки нарастающей скуки. Глупо. Помню странную картинку, видел ее несколько раз в полугрезах про девушку в машине во время дождя. Стекла слегка запотели от дыхания. Я приближаюсь к авто и вижу как она прикладывает кулачок к стеклу, чтобы получилась пяточка и рисует пальчиком пять маленьких точек, чтобы вышел отпечаток детской ноги. Тогда я, промокший под ливнем, понимаю, что скоро у меня родиться дочка. Такие вот дела. Возьми черный маркер - закрась и напиши - "не сейчас" и "не с этим человеком". Так уж вышло - ничего не поделаешь. Ты сделал все, что мог. Как обычно. Ты сделал все.

Ох уж мне эти бредовые размышления и тонкие игры. Человек будет человеком, останется человеком, если он действительно человек. Меняться не трудно, если точно знаешь зачем. Такие, брат, дела.

Новостей особых нет, кроме того, что еду в Нижний 11-го. Получаю расчет на работе и двигаю. Там есть один длинный пешеходный мост через реку и Колька обещал пройтись по нему с бутылкой красного. Вот бы там был туман. Было бы здорово. Буду в Москве проездом, так что если захотите меня увидеть - я с радостью выпью с вами черного. Тот гиг, про который я говорил, уже послезавтра. В сущности мы готовы и это главное. Пока я слышу этот бит, я буду жить, потому, что так бьется мое сердце.

Не пропадайте и не вешайте нос,
Люблю.