понедельник, 29 сентября 2014 г.

They took her freedom and her shoes

Я давно не писал музыкальных ревью, да и пока не ощущаю жгучего желания их снова писать. Я просто хочу рассказать об одной девушке из Рэд Сэндз (Red Sands), Калифорния, которая покорила мое сердце. Сегодня. Сейчас. Это просто невозможное что-то. В мире, да что там в мире, в стране где внешность - главное, вдруг возникают и горят какое-то время огни. Какие-то ярче, какие-то тусклее, но горят так, что светло как днем. Что я знаю о блюграссе... да ничего почти. Вне культуры, вне страны, её породившей. Нахватавшийся о буйной молодости лихих гитарных приемов, вроде "бритье-стрижка-шампунь" и прочих кантри мелочей. Напевающий "Your my blooming flower in the wildwood" лет с 16-ти на слух. Я ничего не знаю о блюграссе. Зато я могу различить талант, когда слышу его. Совершенно обычная-словно-соседка-напротив, неприметная соломенноволосая 20-летняя девушка по имени Пэйдж Андерсон (Paige Anderson) накрыла меня, как лавиной с гор. Это такое странное чувство... будто я все это уже слышал где-то, какой-то невозможный всплеск из глубины памяти. Моей ли? Черт его разберешь. Ведь нет же ничего поразительно нового. Нет никаких новомодных электронных украшений. Просто голос, просто гитара, банжо, скрипка, контрабас... А у меня такое чувство, будто я слышу ангелов. Не смейтесь только. Голос Пэйдж не слащавый, не шелковый, как нравится большинству мужчин, но вместе с тем и не грубо-пошлый. Он зычный, пронзительный, проникающий под кожу и заставляющий мурашки мигрировать вниз по спине. Так поют везде. Так поют уже очень давно, но все об этом забыли. Так поют полузавывая-полуплача и в русских деревнях, и в Скандинавии и по всей Европе. Нечто очень древнее, что привезли в США первые переселенцы. Нечто... магическое что-ли. Сначала ты испытываешь отторжение и даже как-то посмеиваешься и над голосом и над манерой петь. Вслушиваешься в тексты. Картинка разворачивается перед глазами а потом, когда это проникает внутрь тебя, тебе уже не смешно. Ты дрожишь, потому, что слышишь нечто настолько родное, настолько универсально-космическое, что становится не до шуток. Смотрите сами:



Мнение напоследок? Хм... Хочется носить потертые джинсы, ходить всюду босиком, гнать самогон и смотреть как садится солнце над хребтом Блю Ридж. B)

Вот пара ссылок, если захотите поддержать девушку:

Paige Anderson & The Fearless Kin...
http://www.thefearlesskin.com/

The Anderson Family...
http://www.andersonfamilybluegrass.com/

P.S. Меня накрыло после песни Larcena, которую Пэйдж написала с Чаком Рэйганом. Откуда и заголовок. Слушаем "Wild Rabbit" и ждем первого LP.

Люблю. Пока.

понедельник, 8 сентября 2014 г.

Polka Dots and Moonbeams

Я сижу посреди комнаты в полосатых трусах и простой белой хлопковой футболке. Ноги поджаты - замерзли. В руках стопка пластинок. Из динамиков льется сладковато-мелодичный гитарный джаз Уэса Монтгомери. Этой записи наверное лет семьдесят как. Странные дни пришли. Очень странные. Вроде все прекрасно - я вернулся на свое место и теперь снова переводчик, и даже больше - менеджер проекта, со своим столом, стулом и прочими прелестями. Вчера друг принес кипу старых пластинок без конвертов. Сказал - нашли на какой-то поляне, на комоде, на Чертовом стуле. Коля говорит - это музыка сатаны. Я в чем-то с ним согласен, потому, что с Сережкиной подачи у меня на полке теперь стоит два альбома Nirvana, один T.Rex, кое-какой прогрок (не люблю прогрок), сборник Scorpions и вот это вращающееся сумбурно-хроматическое индианаполисское чудо на советском виниле. Щелчки-щелчки. Потратил пол вечера вчера, чтобы привести пластинки в порядок и нашел для них запасные конверты. Вот такая фонофилия.

В остальном - осень. Мое любимое время. Солнечно и прохладно. А по ночам, особенно после дождя - такие классные головупроветревательные прогулки! Я купил себе парочку немецких коричневых классических лакированных ботинок и рассекаю всюду в плаще. Володя называет меня "комиссаром Мегрэ". Может и вправду похож чем-то, только трубки нет. Эдакий анахронизм на этих улицах, стремительно теряющих лицо, жаждущих приобщиться к чему-то универсально-однообразному, стерильно-современному, скучному.

Взяли с Володькой за привычку шататься по книжным под закрытие в поисках сокровищ. Полки с распродажами, все по 5, 20, 50 рублей и за полцены, букинисты, мяторваные обложки, уставшие продавщицы. Сэллинджер, Кизи, Ремарк... о боги! Чтобы почитать? Книжные террористы. Абсолютные снобы, но это только снаружи. Интересно же.

А еще хочется в лес...