суббота, 27 июня 2015 г.

Harmless as a Danish Cartoon

АТОМЫ ДЖЕКА

-Un-

Атомы Джека. Три утра и я не могу заснуть, потому, что меня трясет. Снова. Внутри и снаружи. Подскакивая на пригорках и камнем падая вниз - вдоль белого пунктира, меж двух частоколов сосен. Мы покидаем Карелию, дождь и туман, быстро. В салоне играет паршивая музыка и сильно пахнет энергетиками, которые хлещет Антон - лысый сорокалетний мужик в аляповатой цветастой толстовке. Слева от меня - адвокат, которому срочно нужно в Петербург по работе, спереди, рядом с Антоном тихий высокий паренек-студент по имени Матвей. Попутка. Шесть сотен на бензин и обещание быть на Академке через 4 часа. Те двое спят, а я не могу оторвать глаз от дороги. Влево-вправо, вниз-вверх. На мне старая дорожная зеленая куртка, коричневые брюки, клетка в тон и пара немецких туфель. Рюкзак забит вещами и все они не мои. Три с половиной часа с двумя остановками на перекур в неловкой тишине. Попутка. На въезде в город колоссальная пробка - ремонт дороги. Узкий клапан в одну полосу с обоих сторон. Антон на 120 ведет машину по обочине, мимо сигналящих и ругающихся водителей. Мы в городе. По-прибытии адвокат берет у меня телефон и предлагает позаниматься с ним английским. Я не против. Я не спал уже сутки. Утро. Жара. Расходимся. Метро до Кировского завода. Подземка раскрашена понедельником и пахнет безразличием. Все как всегда, только юбки немного короче в это время года. Глаза полузакрыты. Качаюсь в такт со всеми - им всем тоже видимо нравится ранний Avail. Кофе! Срочно! Выхожу на Кировском - солнце слепит так, что больно смотреть. Слишком жарко. Снимаю куртку, закатываю рукава рубашки - атомы Джека. Странный район. Я здесь в первый раз. У каждого прохожего в зубах сигарета. Пытаюсь соответствовать. Зазывалы раньше предлагали работу - теперь раздают кредиты. Набираю номер отца - его должны выпустить через центральную проходную в 8 утра. Стоянка всего один день - быстрая разгрузка, перешвартовка и новый рейс. Антон меня подвел - я задерживаюсь. Отец снимает трубку - еще не выпустили. Просит подождать 20 минут. Кофе! Обхожу станцию метро. Странная забегаловка на втором этаже. Сонный небритый кассир-каланча. В меню семь миллионов бургеров. Выбираю самый безвкусный и двойной Американо. Панорамные окна и пластиковая мебель. Девять утра. Снова звоню отцу и снова 20 минут. А затем еще и еще. Стираю подошвы об асфальт с номерами телефонов и женскими именами - "маша", "катя", "марина" трафаретом. Все как обычно. Долго ищу проходную. У отца паника. Все еще не выпустили. Воры крадут время. У него вахта с 12-ти - на часах почти десять. Вихрем врываюсь в стеклянные двери - отец совсем седой, маленький, волосы всклокочены, лоб блестит. Он все еще за турникетом. Кричит мне, чтобы я подождал. На нем такая-же-как-у-меня куртка, а в руках огромная картонная коробка, замотанная в целлофан и паутину из бичевы. Пропуск, паспорт, турникет...

-Deux-

Отец неловко приобнимает меня за плечи и глубоко вздыхает.

- Привет. Вот, познакомьтесь, это - Павел. А это мой сын - тоже Павел.