вторник, 19 апреля 2016 г.

Tried the morning rain, it tastes the same

Пять утра. Я снова не спал всю ночь. Отчасти, потому, что делал вёрстку для юридического вестника, отчасти потому, что смотрел очередную дурацкую долгоиграйку про ФБР. Я подумал, что было бы неплохо купить моим чего-нить вкусного на завтрак. В старом доме на углу, где раньше была Ариана полтора месяца назад открыли SPAR. Все как обычно - страшненькие продукты со смешными скидками, но зато современный дизайн. Сейчас кругом одно и то же - пресловутый Лофт. Интересно, люди работавшие на фабриках конца позапрошлого-начала прошлого века могли себе представить, что вот эти обшарпанные кирпичные стены, необработанные доски и дурацкие гигантские "лампочки Эдисона" через сто лет будут приводить кого-то в восторг? Хотя чего это я - мне самому такое нравилось всегда. 

Я вышел под дождь. Морось. По утрам уже светло как днем, даже если небо серым затянуто. Скоро белые ночи. В пять утра в парке настоящая какофония - природа живет по своим часам. Люди еще спят, а птицы уже вовсю судачат о своем. Днем их почти не слышно из-за рычания и топота улиц, зато сейчас можно закрыть глаза и представить, будто и ты и взаправду где-то в глубинке. Но это пока не проснулись чайки. 

Магазин работает 24/7, но охранник спит, а по залу бродят коматозные продавщицы. Когда закроют "Сигму" на Ленина хлопот у них изрядно прибавится, а сейчас я им даже сочувствую. Я знаю, что такое ночные смены.

Я покупаю немного хлеба, бытовой химии и белорусских глазированных сырков. Мама их очень любит. Жду у кассы минут 10. Никто в мою сторону даже не посмотрел. Прошел вглубь зала и попросил позвать кассира. Позвали Катю. Катя пробила мне покупки и пачку сигарет. И еще рваный пакет. Эх, Катя...

Обратно через пустой парк. В соседнем дворе лает собака. Рыжая такая, дурная. Но она всегда только лает. Из второго подъезда на лай выходит большой соседский пёс. Черный и добродушный. Он чем-то напоминает мне Пирата, который жил у моей универской общаги. В другой жизни.

Скоро подъем. Может мне стоит попробовать заснуть.    

четверг, 14 апреля 2016 г.

And I was a yellow raincoat on the darkest of days

В моей жизни все циклично. Своеобразная петля. Образы так или иначе цепляют друг за друга и порождают новые образы которые в свою очередь, возможно годы спустя, возвращают меня к истоку. Так было и наверное так будет. Джеймс говорит - это нормально. Может он прав, а может в этом и есть вся моя суть. Временная и смысловая сингулярность. Турникет. Давай вспомним... 5, 6 или 7 класс. Весна. Клетчатая рубашка - растрепанные вихры. Я и Литература - лучший в классе. Конкурс чтецов к 9-му мая. День победы. Кажется я тогда только оправился от ангины, а может просто забыл (я никогда не отличался особой внимательностью) - у меня вечер на то, чтобы найти стихотворение. О войне. Как это ни странно, но у нас, в доме человека - ярого энтузиаста ВОВ, авиа- и морской техники того времени - моего отца, нет ни одного томика военных стихов. Даже близко нет. Зато много классической научной фантастики и томик Блока "Избранное". Символизм. Что может понимать мальчишка? Ничего. Мама помогает выбрать. Я учу "Взморье". С тех пор - мое любимое стихотворение. Я трачу вечер. Я готов. Следующим утром я читаю "Взморье" перед классом, выставив руку вперед я декламирую "...Я увидел Глядящую в твердь-/С неземным очертанием рук/Издали мне привиделась Смерть...". Учительница молчит. Просит сесть. Я получил тогда пять, но авансом, и с условием что буду участвовать в конкурсе с другим стихотворением. Кажется это был "Василий Тёркин". А меня трясло. Меня трясло когда я читал "Взморье", потому, что я чувствовал что-то. Что-то болезненно знакомое и одновременно нечто, что еще только должно произойти.

В моей жизни было и море, и "маяки" - буквальные и фигуральные. Было много чего. Было "Взморье". А в последней строфе, пожалуй, все, что меня когда-либо по-настоящему интересовало:

Там поют среди серых камней
В отголосках причудливых пен -
Переплески далеких морей
Голоса корабельных сирен.

Здесь все. И новый виток. Как работает мысль человека? Перед самой записью я набросал новую песню. Это были призрачные размышления о работе в доках, где я часто бывал в детстве - старая железка, суда на приколе. А потом были мысли о буре, о грандиозном шторме. Я нашел старые заметки об "Идеальном шторме" 1991-го, том самом, о котором была написана книга а позже снят фильм. Но это была только треть. Вторая треть - мои собственные размышления, то самое зерно авторского безумия, фикции, выдумки. Это была новая история, в которой было много старого. И это была динамика. Невероятная лихорадочная пульсация. Я закончил текст за пару часов. Без правок. Без права на правки. А что же до последней трети? Это было что-то внутри, что-то старое, но до боли знакомое, что-то, о чем я вспомнил только сейчас. Это было "Взморье" Александра Блока. И снова петля:

THE SHADOW IN THE LIGHTHOUSE

The storm came out of nowhere
Crushing boats at the bay
And I was a yellow raincoat
On the darkest of days.

High above the weeping church bell
And the 30 feet waves
There was a shadow in the lighthouse
And she looked down on me

And I swear I could hear that maniacal laughter
The lightning, the torn wedding gown
"Ain't that wrong? Look what we've done!"

The death toll counted thirteen
Said the man on the news
And I found the lighthouse damaged
In my search for the clues

On that cold November morning
And I knew I should move
So I left that cursed harbour
Headdin' North to start anew

But I still can't forget her maniacal laughter
The lightning, the torn wedding gown
"Ain't that fun? Nobody won!"

И снова. Как раньше. Волны. Тише. Тише. Пока не станут шепотом. Тише...
Спокойной ночи.

воскресенье, 3 апреля 2016 г.

Crack pot reporters notes

Сегодня знаковый день. Я закончил работу над композицией альбома - подобрал порядок песен и состав. Пришлось отложить "When I'm Sober", потому, что она не очень подходит по стилистике - она просто пропитана поздними Six-Pack Sunday, а я хочу отойти от этого формата. Глупо было бы делать то же самое, только в акустику. Зато добавил очень старую и очень добрую песню "Souls Departed" и за это я должен поблагодарить Ваньку из 48 часов. Когда я написал ему, что заканчиваю работу над сольником он спросил будет ли "Souls Departed". Я ответил - нет, но сейчас мне кажется что она не просто подойдет - она как будто для него и писалась. Шесть лет назад.

Итак будет девять песен. Из десятков старых и новых черновиков я собрал вот что:

1. Nine Blocks Down The Main
2. Down To The Coalpit
3. These Words Are Now Colours
4. Brakeman's Coat
5. The Shadow In The Lighthouse
6. Souls Departed
7. Different Sides Now
8. These Bunk Beds
9. That Night

Это будет своеобразный автобиографический срез за... 10-15 лет? Полжизни.

Большую часть материала я уже записал, борясь с приступами перфекционизма. Наташенька из Братиславы нарисует обложку. Мне очень нравится её стиль. Егор сегодня сказал, что может попробовать свести. Я ему доверяю. Так что вот он - переломный момент. Я не говорю, что будет хорошо, но наконец-то, спустя столько лет я могу с уверенностью сказать - что-то будет. И это греет. Сейчас я вымотан. Пойду перекушу и буду ложиться.

Спокойной ночи всем на этой частоте.
Увидимся.