понедельник, 17 апреля 2017 г.

Dirty shirts and the promise of the war

Привет, я в Дубне... Приехал утренним пасхальным поездом, полном хрипловатого таджикского хохота и любопытных старушечьих взглядов. Я привез гитару, грязные рубашки и метель. Карманы ломятся от противоречивых воспоминаний и моих собственных маленьких страхов. 

Привет, я в Дубне... Я остановился у лучшего друга, у одного из тех немногих, что еще остались. В квартире горит свет и пахнет вчерашним весельем. Окна выходят на Волгу. Идет сильный снег. Сегодня Никки и труппа давали спектакль в ДК Мир. Ханума. На какое то время я даже забыл где я нахожусь. Он никому никогда не скажет, но это было великолепно. Нет ничего лучше маленького провинциального театра, потому, что здесь все настоящее. Ни денег - ни имени - ни грандиозных амбиций, Ничего, кроме желания делать что-то... прекрасное. И я застал, сложил и засунул за пазуху, чтобы не потерять. На мне стильный пиджак, коричневый оксфордский свитер, чистая рубашка и старый манчестерский галстук. Таким в Дубне меня не видел еще никто. Таким я стал еще более невидимым, чем был. 

Привет, я в Дубне... где однажды с дамбы вместе с талыми водами спустили все мои надежды и планы на будущее. Сейчас я здесь чужой. Я приехал заплатить по парочке старых долгов, написать пару-тройку статей (на сколько меня хватит), и, может быть, сделать пару вылазок в Москву. Я ненавижу выходить из квартиры, я ненавижу спрашивать "Как твои дела?". Здесь ничего не поменялось и вместе с тем поменялось всё. Улыбки-маски, вопящая обреченность и голая картонная модель города, с которым я когда-то давно хотел связать свою судьбу. Сейчас я не хочу ничего. Привет, я в Дубне...