понедельник, 1 мая 2017 г.

The dam bursts open, we suddenly live

Безумный в своем сюрреализме вечер. Пустые картонные улицы, плеск Волги. Длинная трезвая прогулка до дамбы. Все кажется каким-то странным, смутно знакомым, но вместе с тем до боли чужим. Видели ежика, перебегавшего дорогу - сплошная бетонная полоса на сотни метров - и не забраться, потому, что бордюр для него слишком высокий. Отвели его к месту, где можно подняться - и он пропал в кустах. На круглосуточной заправке купили булочек и воды. Уже ближе к тоннелю увидели еще одного ежа, но тому повезло меньше. Я видел передавленных крыс, котов, голубей, собак - но никогда не видел раздавленного в пятно ежа... 

На моей любимой террасе за тоннелем никого. Тихо шуршат колесами редкие машины. Мы с Никки сидим и смотрим вниз - перекидываясь невнятными фразочками. Здесь как ни странно хочется смеяться. Громко, зычно хохотать. 


Я УМИР! - кричит Никки.
Я ВОСКРЕС! - кричу я.
Я ОБОСРАЛСЯ! - отвечает он и сгибается по палам от смеха. Вот вам и первомайский лозунг для нового времени.


На дамбе спускали воду, и вся эта каменная махина дрожала под нашими ногами. Мне захотелось узнать, на какой частоте она вибрирует, на какой сверхнизкой октаве и какой при этом издает звук, какую ноту. Глядя вниз Кирилл сказал: "Видишь эти потоки воды? Здесь сила такая, что утаскивает тебя вниз на 10 метров и не дает подняться. Вот здесь несколько раз машины срывались вниз, и без шансов на спасение". Коля смотрит вниз и рассказывает про отца и двух дочерей, которые однажды отправились на надувной лодке плавать вдоль дамбы со стороны Московского "моря". Говорят тела искали несколько недель вниз по Волге.

Над городом медленно поднимается первомай. Из клуба на 30-ке таксисты развозят самых стойких по домам. Я смотрю на эти грустные кортежи и думаю, что вот так здесь все и происходит. И было четыре года назад, и будет даже когда само моё имя сотрется из памяти. Я стою под подошвой В.И.Ленина, грустно смотрящего на воду. У него странное выражение лица - устало-задумчиво-разочарованное. Мне безумно хочется узнать о чем он думает, особенно сегодня. Кирилл говорит, что его поставили здесь, чтобы люди с пароходиков могли поглазеть да пощёлкать. Просто смешно. Никки остановился, чтобы понаблюдать как муравьи в разломе каменной кладки едят кусочек сахара. Более метафорично вечер закончится просто не мог.

Такси везет нас обратно через тоннель, мимо ежа, которому никто не показал как выбраться из-под колес. Мимо самолета, который больше никогда не взлетит. Мимо гостиницы, пахнущей неудачами и одиночеством - обратно домой. Я чищу зубы, смотрю в зеркало и думаю о еже, и о том, что мы все по сути - те самые ежи, и здорово если есть кто-то, кто может указать путь.